Человек было приятно познакомиться с тобой прощай

Асгор Дримурр/В бою | Undertale Вики | FANDOM powered by Wikia

человек было приятно познакомиться с тобой прощай

Перед битвой Асгор говорит, что ему было приятно встретить протагониста. . Перед боем. Человек Было приятно познакомиться с тобой. Прощай. Если бы это было в 3D, то мне бы показалось что он мне руку пытается отхреначить, а не кнопку "Пощадить". В голове заиграла песня битвы с Асгором. Перевод контекст "Мне было приятно с тобой познакомиться" c русский на английский от Reverso Context: Мне было приятно с тобой познакомиться.

Вот время детства пролетело, Секунды отбивая. Подобно мании оно, являясь, — исчезает. Так человека жизнь земная, Проходит скоротечно. Но нам Евангелие гласит, что жить мы будем Вечно…. Месяца, года проходили своей чередой оставили на нашем герое свои неизгладимые черты. Этот человек имел в своей жизни богатство, он был красив, силён, обладал большими знаниями, которые помогли ему достичь высокого положения в обществе и принесли ему большую славу, но несмотря на это он чувствовал беспокойство, осознавая, что его путь приближается к концу.

Просматривая прожитую жизнь, тревога овладевала. Я должен тебя оставить. Друг, ведь ты обещал идти за мною? Так что прости, но настало время, мне расстаться с. Подожди друг, но как же так, столько времени мы были. А теперь ты оставляешь меня? На этой земле нет ничего постоянного и прочного, всё меняется. Да, жизнь полна различных приключений. Вот и меня постигла разлука с любимым другом. Красота, ты стала почему-то удаляться от меня, ты раньше шла всегда рядом, а почему ты сейчас идёшь сзади?

Ты ведь давала обещание идти со мною. Твой путь скоро придет к концу, а я вижу на горизонте много новых, молодых душ, я полечу на встречу их юности и буду сопровождать, как и тебя только до этих мест, а в могилу я ни с кем не собираюсь идти. У меня всегда новые молодые друзья. Ушла… Вот неверные друзья… Ну ничего, обойдусь как-то без. Сила, ты же не оставишь меня? Сила, Сила, как без тебя я дойду до конца пути?

Не покидай меня, я прошу, я умоляю! Ведь ты обещал идти со мною. Я и так долго шел с тобою, а теперь дойдешь сам потихоньку, куда тебе спешить? До могилы и без Силы дойдешь, а я пойду на встречу молодым, прощай!

Как я пойду дальше? О, какое мне горе? Музыка Псалом Жизнь человека. Ты в чём-то нуждаешься? Я должен отправиться в путь, чтобы дать отчет пред Богом. Ты пойдешь со мною? Ты доставляло мне наслаждение и удовольствие. А теперь ты попал в очень жалкое состояние, что ты думал, что я принадлежу тебе? Я считаю, что все, что имею, это мое, моим трудом заработано, мною нажито, а чтобы делиться с другими я не имел ничего лишнего и не чувствовал себя богатым. Неужели и ты не друг мне? Я ведь так много времени в жизни уделял.

Book: Я люблю тебя, прощай

Знаешь ли ты, куда явишься, пройдя земной путь? Тем хуже тебе, Он скажет: Но в чем же дело? Я ведь христианин, верю в Бога, читаю Библию, а в душе так пусто и так страшно стать пред Богом. Как я отчитаюсь пред Ним за свою жизнь? И никого нет, чтобы помочь мне в. Но его уже и след простыл, только хлопает дверь, а я остаюсь с мужем — бледное волосатое пузо выпирает из-под его обожаемых трусов.

Наконец мы усаживаемся в машину и трогаемся. Вокруг — пары, пары, и, похоже, ни одна не спешит на консультацию к семейному психологу. Выглядят как типичные парочки. Держатся за руки, смеются. Голову на отсечение — у них даже свои собственные мелодии имеются. У нас никогда не было своей песни. Как-то не удосужились обзавестись в свое время. А теперь небось поздно. Интересно, пододвигаясь к свадьбе, шажок за шажком, все ли мы минуем одни и те же этапы?

Вечер сегодня чудесный, но мне не до. Кстати, это еще один повод позлиться — что меня не радует славный вечерок. Номер сорок семь, значит. А выглядит как обычный жилой дом.

Мы с Гарри вылезаем из машины. Странные владеют мной чувства: Но это мой Гарри. Ловлю его взгляд, и меня неудержимо тянет на смех — есть некая уютная приятность в нашем с ним привычном, обжитом аду.

Он, этот ад, битком набит неприятными эмоциями, но чувства неловкости там.

человек было приятно познакомиться с тобой прощай

И все же инерции враждебности не преодолеть — никуда не деться от въевшегося в душу раздражения, даже если в данную минуту вроде бы и не испытываешь. Оболочка, хоть и пустая, остается. Внутри тишина, но на верхнем этаже горит свет. Естественная реакция на подобную ситуацию. Будь ты нормальным, ты бы тоже покраснел. Ни слова о сексе! Знаю я их… этих психотерапевтов. Хлебом не корми, дай покопаться в интимных подробностях чужой жизни. И тут дверь открывается. Сердце у меня колотится, словно это и впрямь настоящее свидание.

Глупо улыбаюсь, будто влюбленная дурочка. В последнее время морщины стали моим пунктиком.

человек было приятно познакомиться с тобой прощай

Глаза сияют, словно она давно нас знает и ужасно рада. Гарри тоже ведет себя как влюбленный — лицо красное, молчит. Гарри буквально пожирает ее глазами.

Она и вправду очень красива. Можно подумать, поляки все равно что марсиане. Совсем недавно переехали туда из Лейта. Аня на мгновение застывает; может, им велено работать под вымышленными именами и запрещено давать настоящие адреса — на тот случай, если разведенный муж или невменяемая жена вздумают мстить.

Не приставай к человеку. Аня оценивающе смотрит на. Сама сдержанность и спокойствие. А мы никогда не встречались! Чудеса, да и только! Мы не можем совладать с собой, трещим наперебой. Чувствую, меня вот-вот замутит от отвращения к самой себе, как бывает на вечеринках, когда я вдруг слышу свое собственное неприличное ржанье и замечаю, что заливаю хозяйский ковер вином, отплясывая под музыку, которую терпеть не могу.

Наверняка мы видели друг друга, просто не обращали внимания. Это сказано с такой спокойной уверенностью, с таким сверхъестественно профессиональным безразличием, что мы оба, прикусив язык, следуем за этим светлым видением вверх по лестнице. Мимо закрытых дверей, мимо абстрактных акварелей — в мансарду, выкрашенную в абрикосовый цвет. Три шикарных мягких кресла стоят в кружок. Я бросаюсь к одному из кресел, словно кто-то пытается меня опередить.

Давненько я так не психовала, да и с Гарри мы уже бог знает сколько так не резвились. Последний раз, по-моему, когда я вообразила, что его секретарь в меня втюрился.

Голос у нее теплый, тихий и ровный. Без акцента, но что-то не вполне шотландское в нем. А может, я придираюсь. Заранее настроилась из-за ее имени. Прелесть что за кресло! А какого дивного цвета стены! Чтоб она была на моей стороне. Я люблю, когда люди чувствуют себя здесь как дома. Итак, у нас с вами час. Я предпочитаю сразу брать быка за рога. Давайте каждый из вас расскажет мне, в чем, по его мнению, ваша проблема, а потом мы попытаемся с ней справиться.

Что вас больше всего огорчает в семейной жизни? Мацек Прошу прощения, панове, я постоянно думаю о сексе. Это не мешает мне хорошую делать пиццу.

Здесь оно более… скрипучее, что. А может, это только на мой слух. У некоторых посетителей я одно это слово и понимаю. Они открывают рот, и я слышу: И тогда я говорю, что всегда: Если они видят меня первый раз, непременно на одну-две секунды замрут, и я знаю, знаю, о чем они думают.

Что, мол, это за мужик и чего это он так чудно бормотает? Кое-кого моя речь здорово раздражает. Когда я говорю по-английскому, я — излитый идиот, малыш трехгодовой.

Я серьезный человек и не люблю, когда меня смеются. Услышат мой диковинный выговор и замирают, но не потому, что не любят иностранцев, просто удивляются.

Я в глазах их вижу. И стесняются спросить, откуда я родился, каким ветром занесло меня в пиццерию, на их главную улицу. Помолчат, а потом скажут: Пицца может стать целым миром.

Сколько операций надо проделать, чтобы приготовить пиццу! Сначала нарубить, натереть, нарезать то, что закладывается сверху, потом разложить все по металлическим подносам… Думаете, из этого не сотворить целого мира?

Вы просто не попробовали. Вам не нужно заниматься такой чепухой, я понимаю. Но мне нужно хорошее настроение, а то все плохо получается. Не угодишь клиенту, он пожалуется друзьям, и те к нам не придут. Шотландцы сдвинуты на жалобах, любят они жаловаться. Но только не человеку, кто может все уладить, ведь тогда не на что будет жаловаться. Я здесь уже четыре месяца, многое усваивал.

Ну вот, парочка пришла. Смотрю на них и завидую, а они, похоже, надоели друг другу хуже горькой репки: Я помираю с голоду. Или о резиновых сапогах. Прошу прощения, что угодно вам? Но вы-то уже знаете, что не кретин я, правда? Давай же, Гарри, заказывай! Не заставляй себя ждать. Можете вы мне сделать большую мясную с грибами? Выкладываю лепешки, смазываю соусом. Да, шляпа у меня отличная.

Я ее никогда не снимаю. Она хоть и старая, а форму держит. Прежде все мужчины шляпы носили, а сейчас. Из-за нее я и получил работу. Везет нам сегодня на поляков. Ну и как, нравится вам здесь? По дому не скучаете? Я бы мог поведать ему о своем фургоне, о том, как там сыро и вечно воняет газом, о плесени возле туалета и о том, как мистер Макензи колотит в дверь по пятницам, когда платить.

И никогда не улыбается, и как это обидно, что я ему не нравлюсь. А дома… Я рассказал бы ему о пышных пирогах и вишневом чае в стеклянных кружках, о том, что на воскресной мессе в Мариацком костеле яблоку негде попасть, о мальчишках, которые танцуют брейк на булыжной мостовой, заложив картонку под голову.

А в лавке у Павелека полки завалены всякой снедью и в бочках селедка поблескивает. Рассказал бы о своем кабинете в колледже. О том, какое огромное там окно, и о голубях, которые тучами садятся на карниз.

Я бы даже мог рассказать ему о Марье и о том, как однажды улица стала мала. А потом и Краков оказался не так велик, а скоро и вся Польша стала тесна. Все слишком близко к Марье.

Некоторые поляки — да почти все — отправляются в Англию за деньгами, а я — из-за Марьи, из-за того, что она разлюбила. И я направляю все внимание на пиццу, потому что сейчас я не где-нибудь, а в пиццерии.

Сэм И на кой мы сюда переехали? Вконец крыша у предков сползла. Понимаете, жизнь в Эвантоне — полный отстой. Могли бы, кажется, поинтересоваться, охота мне уезжать из Лейта или.

Ударило им в башку — и поволокли меня за собой, как щенка на веревочке. А я здесь — не пришей звезде рукав! Просыпаюсь утром, и прям блевать тянет. Хотя сегодня встретился мне один чувак, не полный вроде придурок.

И тоже не местный. Пиццу готовит в одной забегаловке, крошечной такой, что он один там и помещается. На большой перемене Кайл с подпевалами своими опять принялся выеживаться, а мужик этот позволил мне пересидеть у него в лавке, пока они не свалят, а потом спросил: А он тогда и говорит: И без того тошно, а тут еще это!

Я прям провалиться готов, когда у меня на людях голос выкидывает фортели и я начинаю то пищать, то басить. А жрать-то еще как хотелось! Вообще-то он прилично по-английски говорит, только слова как-то смешно расставляет. Ну, он сказал, как его зовут, и мы пожали друг другу руки над прилавком. Рука у него здоровенная и чертовски крепкая. И тут он спокойненько так заявляет: Знаю, на что похоже. Но он точно не педик, зуб даю!

Я это имечко раз шесть повторил, и все неверно. Но потом поднапрягся, и теперь все путем. Мацек — вот как его зовут! Он дал мне щетку и показал на пол.

Подметать я умею, без проблем. Слушай, а ты ведь поляк, да? Мне вдруг стукнуло в голову — может, он просто косноязычный? Мы перестали трепаться и принялись за работу. С тех пор как мы перебрались в эту чертову дыру, мне еще ни разу не было так клево. Мацек — классный мужик. Аня За завтраком мы, как правило, почти не разговариваем.

Разве что о чем-нибудь важном. Как ни в чем не бывало. Как будто этой самой ночью не говорил о ребенке. Да и день, предшествовавший этому шепоту, ничем особым не отличался. Я заядлая почитательница всевозможных перечней и списков. И отправились в спальню, где, как всегда по воскресеньям, позанимались любовью. Как всегда — весьма приятно. Я настроилась, сконцентрировалась и, когда была готова, дала ему знать.

На его лицо я не смотрела, но, думаю, он зажмурился и сморщился, как от боли. Я положила за правило как минимум раз в неделю устраивать продолжительные встречи под одеялом; со временем они каким-то образом переместились на воскресный вечер и стали традицией — как будто всю неделю мы сознательно откладываем это дело и для последнего пункта в списке дел остается лишь воскресенье.

Супружеский секс — сродни занятиям физкультурой. Сколько женщин на самом деле с охотой идут в спортзал? Если не считать тех двух, что всегда являются первыми, облаченные в тренировочные костюмы и спортивные тапки.

Но женщины неизменно испытывают глубокое удовлетворение после занятия и предвкушают следующее. Подобно красному вину, секс понижает кровяное давление. Всем своим клиенткам — как бы ни прискучили им постельные утехи — я настоятельно рекомендую не прекращать попыток. Порой подлинное желание, обманутое внешними проявлениями, может вернуться, и тогда секс перестанет быть тяжкой повинностью. А не вернется, так по крайней мере у вас будет меньше шансов заполучить рак матки и сердечные заболевания.

Как и в искусстве, здесь не стоит ждать явления музы. Сам процесс — рисование, сочинение музыки или стихов — творит чудо, благодаря которому на свет рождается произведение искусства. Занимайтесь любовью — и любовь появится там, где царило лишь равнодушие, лишь холодность, печаль и тоска. Взять хоть Розу и Гарри, моих новых клиентов.

Классический пример супружеской пары, отвыкшей заниматься сексом. Роза не чувствует влечения к Гарри. Забыла, что это. А я ей объяснила: Перестань тренироваться — и ты не только не сможешь, но и не захочешь лезть на гору. Или даже прокатиться на велосипеде до магазина. В любви имеются свои правила, и их следует уважать. Не хочется читать нотации, но так трудно удержаться. Роза и Гарри наивны как дети — всерьез верят, что трусики-танга, флирт на стороне и тому подобное имеет какое-то значение!

Впрочем, все мои клиенты дилетанты в любви. Знаете, что я сказала бы Розе и Гарри? Любовь существует вне. Она не принадлежит никому и доступна всем, кто знает, как подключиться к этой сети. Нет, выбор проще — любить или не любить. Да, самая страшная тайна любви в том, что она выбирает жертв наугад. Почему, думаете, я так рано выскочила замуж?

Да потому что не видела смысла в том, чтобы тратить долгие годы на поиски принца на белом коне. Огляделась по сторонам — нет ли поблизости хорошего, доброго парня, а их как собак нерезаных.

Красивых, обаятельных и умных — раз, два и обчелся, а просто хороших — хоть отбавляй. Йен был милым, ласковым, но сердце мое не трепетало. Я выбрала его, пробудила в нем любовь и вырастила себе возлюбленного. И вот прошлой ночью, насытившиеся друг другом, мы лежим в темноте спальни.

Я, уютно привалившись к мужу, начинаю дремать, и вдруг он гладит меня по лицу. Уже ведь наплывает сон, и такой блаженный сон, можно сказать — сон праведницы.

Впрочем, я — это я, а никакая не праведница. В общем, Йен гладит мое лицо — словно слепой читает по Брайлю. И столько чувства в этих пальцах, что я поворачиваюсь к. Медленной волной откатывается забытье. Вслух я никогда не произношу таких слов. Неуважительная речь губительна для супружеской жизни. Неужели тебе не хочется ребенка? Рука невольно ныряет под одеяло, и я ощупываю живот, гладкий плоский живот — свою гордость.

Я никогда не переедаю и каждый вторник хожу в бассейн. Плоский живот — моя заслуженная награда. Я же люблю тебя! Йен редко говорит о любви. И сейчас это пугает даже больше, чем просьба о ребенке. Я говорю, что люблю его, а потом добавляю: Мы любим друг друга!

Произносить их как и заниматься сексом следует регулярно, иначе они пожухнут, сгинут. Просто потому, что жена должна говорить мужу, что любит. Я учу своих клиентов и. Такой вот любовный фокус — ложь. Розе, как я вижу, идея насчет вранья пришлась по душе, но Гарри покоробило.

Каковым, думаю, он и является. Сексуальная ревность — вот что, как правило, приводит ко мне людей, хотя они и скрывают ее за множеством иных причин и обид. Я пытаюсь объяснить им, что по прошествии определенного времени любовь перестает быть естественной и непременной составляющей брака. И не может существовать сама по. Любовь — каждодневный труд. Хрупкое растение, которое следует поливать определенное количество раз, и не.

Золотая рыбка, которую нельзя ни забросить, ни перекормить. Надо будет завтра подумать об. Почему я сейчас не могу произнести этих слов? Я же люблю Йена. Добрую минуту я гляжу в окно на луну и темные очертания холма Файриш.

Затем поворачиваюсь к мужу: Как будто его нежность — простая учтивость. Затем добавляю потому что я тоже умею себя вести и потому что знаю: У нас будет ребенок, правда? Мы снова начинаем заниматься любовью, на этот раз без презерватива.

И вот теперь сидим и как ни в чем не бывало завтракаем. Словно наше прежнее бытие не подошло к концу. А ведь, быть может, молекулы новой жизни уже начали свой хоровод. Роза Кое-что в нашей жизни идет по-старому. По правде говоря, не рассчитывала я надолго задерживаться у плиты. Забавная штука жизнь, а? В том смысле, что мои старики спали и видели меня в университете — они у меня оба с высшим образованием, а я и школу-то недолюбливала. Читать любила, это да, и по сей день люблю. Но контрольные, экзамены — это не по моей части.

А что в этом плохого? Разве только с дипломом в кармане можно прилично жить? Да пропади она пропадом, школа эта! Но вот ведь что странно — я снова каждое утро отправляюсь в школу! Не собираюсь, конечно, торчать здесь до конца своих дней, но работа в общем-то неплохая. Главное — голова свободна. Я придумываю разные истории. Прислушиваюсь и присматриваюсь к тому, что творится.

Деньги по сравнению с рестораном, конечно, мизерные, зато и рабочий день недолгий. Ладно, кому я пудрю мозги? Обрыдла она мне, до зеленых чертиков! Похоже, лет двадцать тому назад я из сущего легкомыслия совершила серьезную ошибку и теперь по уши увязла в чьей-то чужой жизни. Я должна была пойти в университет, получить диплом, найти интересную работу. Не выходить замуж за Гарри. Мама и папа были правы. С возрастом я все отчетливее это понимаю.

А вы небось думали, в школьных столовых сплошь божьи одуванчики работают? Покормят ребятишек — и домой, носки вязать да коржики печь. Некоторые и впрямь душки, ни дать ни взять ангелы во плоти! Но есть штучки и вроде. Уж я-то знаю, сколько раз доводилось подменять наших похмельных барышень. Или тех, по ком психушка плачет.

  • Undertale {Rus}
  • Привет, как дела: типы мужчин, которые хотят познакомиться с тобой в интернете
  • Book: Я люблю тебя, прощай

Или Лили, мою новую подружку, которую муженек-нефтяник, воротившись с вахты домой, доводит до такого состояния, что та не в силах дотащиться до работы. Но скажу я вам, школьные поварихи заслуживают уважения. Они примечают гораздо больше, чем можно подумать, а их не замечает. Я здесь всего месяц, а уже знаю, кто из ребятишек не завтракал дома, у кого из них нет друзей, а кто из желания всегда и во всем быть первым даже ест наперегонки.

А чего только не услышишь в школьной столовой! Вчера, например, одна девчушка осторожненько так поинтересовалась у подружки, правда ли, что у той родители не в разводе, будто иметь женатых родителей просто стыдно. Кого мне по-настоящему жалко, так это детей матерей-одиночек. Я их с первого взгляда узнаю — сгорбятся над столом и торопливо, жадно набивают животы.

Все их сторонятся как зачумленных. Никто не хочет сидеть рядом, они всегда в одиночестве. И такой у них несчастный вид, даже если сами по себе они симпатичные ребята. А у других мальчишек — одних и тех же, каждый божий день — школьные хулиганы выхватывают и топчут ногами чипсы, а то возьмут и молоко разольют.

Этой шпане тоже несладко, у них свои причины изводить тех, кто послабее. Вот я и говорю, мы, школьные поварихи, отлично понимаем: Жуть, что творится в столовой, а на игровой площадке и того хуже. Я, бывало, следила за Сэмом. Подкрадусь к школьным окнам и высматриваю. И всегда, к моей радости, вокруг него веселая кучка друзей. Как в любом деле, у нас своя рутина, и все же каждый день не похож на. В понедельник у нас пицца, во вторник — лазанья, в среду — сосиски, в четверг — рыба, в пятницу — картофельная запеканка.

Бывает и кое-что другое, но это главные блюда. А потому у каждого дня — свой вкус. По-моему, лучшие дни, когда у нас запеканка. Ребятня вылизывает тарелки, да и готовить ее легко. А вот дни лазаньи гнусные. Мало того, что замысловатые салаты, так еще и сама лазанья готовится в четыре этапа. И все псу под хвост, потому что у всех вдруг обнаруживается аллергия на помидоры, и вся школа ходит после обеда злая и недовольная.

Сегодня у нас день лазаньи, иными словами, дерьмовый день. У Сэма родительское собрание, и вот я. Словно я снова в своей старой школе в Морнингсайде. То же гулкое ощущение тоски и уныния. Почему во всех средних школах такая жуткая атмосфера? Начальным школам как-то удается оставаться более или менее пристойными.

Мне было приятно с тобой познакомиться - Перевод на английский - примеры русский | Reverso Context

Взять хоть начальную школу, где я работаю. Там витают куда более невинные запахи — талька, мочи, дезинфекции. Стены расписаны цветастыми бабочками и радугами. И нигде ни одного матерного ругательства. А вот общие фотографии тех времен, когда все ученики еще помещались на одном снимке. И таблички с именами бывших учеников, погибших на войне. Поджидая, когда освободится учитель английского, я проговариваю про себя имена — так легче поверить, что они принадлежали тем самым мальчикам, что истекали кровью на прибрежных песках и полях Франции.

Горло сдавливает от боли. Йен Маккейн, Мурдо Маккензи. У меня болезненное воображение. Кое-кто считает меланхолию грехом. А по-моему, уж лучше сокрушаться о погибших юношах, чем из-за… винных пятен, которые не отстирал разрекламированный порошок.

И вообще, если никто не собирался вспоминать этих ребят, какой смысл в табличках с именами? Гарри невидящими глазами пялится в пустоту. Лицо размягченное, взор затуманен. Грезит небось о новой мини-юбке, в которой Анжела заявилась сегодня в контору. Гарри — агент по недвижимости, что здесь, что прежде, в Лейте. На самом деле и фирма, где он работает, та же самая. Потому мы и оказались в этом городе — Гарри попросил о переводе и согласился на первую подвернувшуюся вакансию.

Что же до Анжелы и ее юбок, видала я, как они задираются на бедрах, когда та садится… И он еще смеет в чем-то меня обвинять! Можно подумать, сам поступил бы иначе, если б Анжела только ему подмигнула.

Я Гарри, признаться, не понимаю, но знаю его как облупленного. И совершенно точно могу сказать, сколько секунд ему потребуется на размышление, чтобы забраться в чужую койку.

Ну наконец наш черед. Мистеру Маклеоду, учителю английского, примерно тридцать. Провалиться мне на месте — он Сэма напрочь не помнит! Меня, признаться, до сих пор бесят учителя. И до сих пор я боюсь. Но у него определенно способности к письму. Почерк не слишком аккуратный, но мальчик, бесспорно, смышленый. Одна беда — поведение. Мне даже пришлось отсадить его подальше от друзей.

Чтобы они его не отвлекали. У него есть друзья? А как их зовут? Это не наше. Я страшно переживала, что ему одиноко. Дома ни брата ни сестры, и здесь он новенький. Он же все время сидит у себя в комнате.

А когда он был маленьким, сама много ему читала. Он же вечно торчит за компьютером или перед телевизором. Я его с книгой в руках и не видал. Да и с какой стати ему читать? Роза — да, вот она вечно читает.

Женское это дело, чтение, ей-богу. Повисает пауза, а я мысленно отмечаю: И о всех остальных. Мистер Маклеод вежливо улыбается. Для пользы дела было бы неплохо, если бы вы напоминали ему об этом, а возможно, и проверяли, как он его выполнил. Или выделите особое время, когда телевизор и компьютер будут под запретом.

Чтобы ничто не отвлекало и не искушало. Ну что ж, рад был познакомиться. И не забудьте, пожалуйста, про домашние задания Сэма! Мы шагаем к машине. Похоже, он просто помешался на Ане. За ужином Гарри напоминает, что у нас с ним тоже имеется домашнее задание. Аня предписала мне заняться любовью с мужем. Это не домашнее задание, а чистое наказание!

Вроде как доедать остывший и подсохший горошек, потому что тебе велено съесть все до последней крошки. Когда ешь через силу, разве не чревато это желудочными коликами? Горошек я ненавижу по сей день и никогда не заставляю Сэма. Чудо, что парень у нас до сих пор живой. Я понятия не имею, чем он кормится. У Сэма, похоже, вызывает глубокое отвращение все, к чему я прикасаюсь. А я не выношу Гарри. Только гляньте на него — жует с открытым ртом, жрет как свинья. Сколько раз я пыталась приучить его закрывать рот!

В те дни, когда еще воображала, будто сумею что-то в нем изменить. Что он сам захочет измениться — чтобы угодить. Ладно, раз он так, то и я так! Черта лысого ему, а не секс! И похотливо так поглядывает на. Усмехается вроде иронично, а глаза блестят масляно. И это после двадцати двух лет совместной жизни! Даже двадцати четырех, если считать те два года, что мы греховодили до свадьбы.

Что правда, то правда — когда-то мне были по душе подобные игрища с Гарри. Тогда я еще не знала его, как. Я смотрела на него и не чуяла под собой ног. А теперь… даже не теплится. Целоваться с ним противно, и приемчики у него не менялись с тех пор, как он потерял невинность. Но если честно, разлюбила я его не из-за.

Альпина тоже писаным красавцем не назовешь, и любовник он — так себе, но я готова облизывать его с головы до ног с утра до вечера и с вечера до утра. Я разлюбила Гарри, потому что он постоянно доводит меня до белого каления. Чтобы Альпин вывел меня из себя — да не бывает такого!

Мы с ним идеально ладим. Так разохотить старика — и на попятный? Но я умею укрощать дерзких, непокорных жен. А ну, живо на стол! Тон насмешливый, взгляд похотливый, а слова опереточные. Гарри и сам это понимает, но других, похоже, просто не знает. Мне даже жалко его становится. Жалость пополам с презрением. Он глядит плотоядно, я ехидно ухмыляюсь.

Представляешь, как тебе повезло? Гарри не сморгнув выдерживает мой взгляд, поворачивается и выходит. Что-то такое в его плечах, в спине, особенно в затылке… Моя стрела попала в цель. Иногда мне кажется, я злюсь уже целый век, пытаясь перебороть натуру этого человека, выхолостить его мужественность. Но стоит мне добиться своего, как меня охватывает отвращение к самой. Тем не менее, когда Гарри заглядывает на кухню — уже в куртке — и отрывисто бросает: Только дергаю рукой в его сторону.

Словно отмахиваюсь от назойливой мухи. Наливаю себе бокал красного вина и включаю воду в ванной, которую мысленно до сих пор называю новой. Как и этот дом, как и саму жизнь в Эвантоне. Обновки обновками, но толку от них. Если бы все было так.

Понимаете, дело не только в том, что Альпин меня поцеловал. Странно, конечно, но я почти физически теперь ощущаю, как утекает время. Особенно когда выношу мусор или мою посуду. Сердце начинает колотиться, словно время иглой вонзается в тело. Как, я опять у раковины?! Если так и дальше пойдет, к завтрашнему утру я окочурюсь. Долгие годы я пребывала в состоянии постоянного ожидания.

Жизнь была прекрасна, но каждое утро я просыпалась с предвкушением… чего-то. Я и сама не знала, чего жду, но твердо до тошноты была уверена, что оно еще не сбылось и что Гарри не имеет к этому никакого отношения. Да и как он может иметь какое-то отношение? Гарри и прекрасная жизнь — две полные противоположности. Вечно первым уходит с вечеринок, ненавидит танцевать, ненавидит книги, ненавидит искусство, ненавидит путешествовать, ненавидит моих родителей, ненавидит тратиться на одежду, ненавидит тратиться.

Гарри никогда, ни в малейшей степени не интересовался. Он — моя противоположность! Я могла, например, сказать, что весь день пролежала в постели, а ему в голову не приходило поинтересоваться —. Или я говорила, что прочитала потрясающую книгу, а он даже не спрашивал, о чем она, не просил дать почитать. Я могла выглядеть как черт или как королева красоты — у Гарри один вопрос: Дескать, я знала, за кого иду замуж. Ну не любит он читать, и никогда не любил. И он вам не экстрасенс — откуда ему знать, что я заболела?

И не по вкусу ему иностранная еда — это что, преступление? Собственно, вот к чему сводятся все наши стычки. Давай сделаем то-то и то-то, хотя бы для разнообразия. Но ты же знаешь — мне это доставит удовольствие. Разве это не достаточно уважительная причина? Всегда мы делаем только то, что ты хочешь! Значит, не будем делать то-то и то-то? Должно быть, ставит чайник. Какой же ты, мать твою, самодовольный и эгоистичный козел! Только о себе думаешь! Брызгаю слюной, щеки красные.

И после этого мы какое-то время не разговариваем. Ни примирения, ни выяснения отношений. Проходит несколько часов или дней, и мы начинаем вести себя как обычно. Которая как две капли воды похожа на предыдущую. И так снова и снова, без конца. Поцелуй Альпина все изменил.

Он поцеловал меня, когда однажды вечером, после ужина, мы уходили от них с Сарой. И как-то так вышло, что поцелуй пришелся не в щеку, а в губы. Гарри уже сидел в машине. Обычный дружеский поцелуй, но мы почему-то не сразу оторвались друг от друга. Лишь через пару секунд. Всю дорогу домой в темноте машины я ощущала на губах этот поцелуй, он рос как снежный ком, пока не заполнил меня всю, до кончиков пальцев. Я, конечно, еще раньше запала на Альпина. Он обожал прогулки, танцы, дружеские попойки.

Легко сходился с людьми. Поцелуй, который, по моим ощущениям, следовало бы писать заглавными буквами. Хотелось просмаковать его, и в машине я притворилась, что задремала. Встречались, где только. Я была влюблена по уши, и он. Мы постоянно твердили друг другу об. Встречались, когда наши благоверные думали, что мы на работе или ушли по делам. Занимались любовью в своих супружеских постелях и не чувствовали угрызений совести.

Женский форум об Азербайджане, Востоке и обо всем на свете

Это пьянило, проникало в кровь, подчиняло. Я не могла жить без. До чего же было здорово любить без всяких запретов и преград! Чувства лились рекой и не иссякали. Вероятно, в моем сердце завелся неисчерпаемый родник.

Его затворы распахивались настежь, когда я была с Альпином. Дома же захлопывались, оставляя лишь узенькую щелку для тока крови. Ни душевной щедрости, ни искренности. Мне становилось жутко стыдно за ту особу, в которую я превращалась рядом с Гарри. Закончилось все самым банальным образом.

Гарри обо всем узнал — прочел мои весьма откровенные электронные письма. И в нашей семейной жизни наступил кризис, какой переживают миллионы семей, подобных нашей, по всей стране, каждый день. Мы оба потеряли аппетит и сон. Гарри вдруг заметил меня, стал интересоваться, что я ношу, куда хожу, с кем встречаюсь. Уверяла, что это было всего один раз, и давно, и вообще не так чтоб уж очень здорово. Бес попутал по пьяной лавочке… Я еще не решила, как поступлю, и не хотела сжигать мосты.

Ревность пробудила в Гарри интерес ко мне, но слишком поздно. Мы с ним и прежде жили в аду, только он об этом не догадывался, теперь же мы оба были в курсе. Постоянно на нервах, оба рыдали и обвиняли друг друга. Сэму ничего не говорили.

Когда тебе четырнадцать, у тебя и без того несладкая жизнь. Мы ругались, плакали, рвали на себе волосы и шипели друг на друга, закрывшись в спальне или во время долгих прогулок вдоль канала. И в конце концов я отреклась от своего любимого, от своей настоящей любви. Бросила Альпина, как бросают курить, и снова сделалась добропорядочной женой и матерью! Сразу стало скучно и тоскливо, но перспектива развода была слишком пугающей. Да и ради кого я ушла бы от Гарри?

Альпин любил меня, но он любил и свою хорошенькую жену Сару. И несметное число родственников. Они каждый год все вместе ездили в отпуск, в какую-нибудь Кеффалонию. Но он выслушал меня с явным облегчением и с грустью заметил: Слишком многое поставлено на карту.

Сара ни о чем не догадывалась, и мы притворились, будто ничего не. И хотя Гарри и словом не обмолвился, перевестись в этот городок он, конечно, согласился исключительно из-за этой истории. Гарри попросил меня никогда не упоминать Альпина. Время шло, никто ничего, слава богу, не узнал, и прошедшее уже казалось сюром. Словно мне все привиделось. До слез хотелось позвонить Альпину, услышать его голос, сказать, как я по нему скучаю… Но я не звонила, а он не пытался связаться со.

Альпин и Сара пришли к нам на прощальную вечеринку, и он пожал Гарри руку. И улыбался тепло так, от души. Вот что обиднее всего!